пятница, 14 января 2011 г.

ГМО – это стерилизация населения


 Генетически Модифицированные Организмы

Интервью с ведущим научным сотрудником Института высшей нервной  деятельности и нейрофизиологии РАН Ириной Ермаковой на радио Маяк 

Ирина Ермакова, 15 декабря 2010 
Генетически Модифицированные Организмы (ГМО) придуманы специально для массового убийства населения нашей планеты. Это нужно хорошо понимать и всегда помнить. Все остальные разговоры – это умелая маскировка и дезинформация



Интервью на радио Маяк, 31 января 2010 г.
  Ирина Ермакова – гость Вадима Тихомирова и Ольги Кокорекиной.


Тихомиров: У нас в гостях ведущий научный сотрудник института Российской Академии наук, доктор биологических наук Ирина Ермакова. Мне кажется, её боятся все, особенно производители вкусных, очень вкусных и очень вредных, и очень полезных продуктов питания.
Здравствуйте, Ирина.
Кокорекина: Здравствуйте, Ирина.
Ермакова: Здравствуйте.
Кокорекина: Ирина, скажите, пожалуйста, а вы употребляете в пищу генетически модифицированные продукты?
Ермакова: Вы знаете, поскольку я ем так же, как и все, продукты, которые у нас продаются в магазинах, то, конечно, я их тоже потребляю, к сожалению.
Тихомиров: Начнём с самого главного, почему вас так все боятся? Что вы такого сделали, что вас боятся все производители? Мне позвонили из одной компании, не буду называть её имя, сказали: как, она придёт к вам? Она всё врёт, врёт, врёт. Компанию называть не буду.
Ермакова: Понятно. Дело в том, что я как бы одна из немногих, которая провела исследование по изучению влияния Генетически Модифицированных Организмов (ГМО) на животных.
Тихомиров: Как вы это сделали?
Ермакова: Ну, я это сделала в эксперименте.

Кокорекина: В условиях лаборатории?
Ермакова: Да.
Тихомиров: Расскажите, как проходил эксперимент? Да, Олечка, нам же интересно?
Кокорекина: Вадик, это не на людях пока что.
Ермакова: Ну, к сожалению, уже и на людях, потому что такие исследования должны обязательно проводиться в большом количестве, но их очень мало. И те, кто их проводит, все видят достаточно негативный эффект, потому что ситуация очень тяжёлая с генетически модифицированными организмами, и когда мы стали разбираться, что всё-таки реально произошло с ними, то на самом деле в ужас пришли.
Тихомиров: Нет, Ирочка, вы расскажите, как все было.
Кокорекина: Как ставился эксперимент? Вадику интересно, чем кормили животных, я правильно понимаю?
Тихомиров: Каких животных, кто были эти люди?
Ермакова: Люди, которых кормят, это мы с вами. Ну, на самом деле, мы добавляли в корм, в виварный корм мы добавляли генетически модифицированную сою, это соя линии 43-2, устойчивая к раундапу. Раундаа – это такой гербицид, который используется для борьбы с сорняками.
Тихомиров: Вы взяли сою, которая уже генномодифицирована?
Ермакова: Нет, которая была, в смысле соя была генномодифицирована, а корм, которым мы кормили, он был не генномодифицирован.
Тихомиров: А, вы просто подмешивали туда?
Ермакова: Да.
Тихомиров: А кому вы подмешивали, и как, вообще, происходило?
Ермакова: Мы добавляли самкам крыс в корм, добавляли вот эту трансгенную сою из расчёта 5 грамм на одну крысу.
Тихомиров: Так, крысочка ела, крысы едят всё у нас, они всеядны.
Ермакова: Да, они всеядны. А дальше мы кормили их в течение двух недель до спаривания с самцами, потому что я обнаружила, что практически нет работ о том, как влияют трансгенные организмы на потомство. После этого происходило ссаживание с самцами, и мы продолжали их кормить в течение беременности и лактации.
Тихомиров: Во мне проснулся учёный. То есть, крыски бегали, они ещё ни с кем не спаривались, вы их кормили, потом запускали самца. Скажите, а сексуальная активность была нормальная, всё было хорошо?
Ермакова: Ну, поскольку крысята появились…
Тихомиров: Ага, значит, всё было хорошо. Дальше вы продолжали кормить беременных крыс этими соевыми продуктами, генномодифицированными.
Ермакова: Ну, мы кормили их обычным кормом, и просто добавляли в отдельных плошках соевую муку, которую разводили водой, в виде пасты получалось.
Тихомиров: Ага, а что было дальше?
Ермакова: Ну, а дальше уже, когда появились крысята, поскольку у нас была не одна группа, у нас были контрольные группы.
Тихомиров: Тех, которых кормили просто кормом, да?
  Ермакова: Была группа, которую кормили просто кормом. Была группа, которую кормили кормом, плюс обычная соя, традиционная. И была ещё четвёртая группа, которую кормили обычным кормом, плюс соевый белок, но он тоже был трансгенный. У нас было четыре группы. И когда родились крысята, то в одной группе была очень высокая смертность крысят, это была группа, которой просто добавляли генетически модифицированную сою. Значительно меньше было в группе, которой добавляли белок ГМ-сои, ну, сам по себе соевый белок, он тоже плохо влияет, об этом я потом расскажу. Но по сравнению, например, с обычной группой, которая не получала соевую добавку, или получала традиционную, наихудшая картина была в тех группах, которые получали трансгены, и особенно та, которая получала….
Тихомиров: А что они недоношенные были, крысята?
Кокорекина: Вадик, они умирали, тебе только что сказала Ирина.
Ермакова: Более 50 процентов умерло.
Тихомиров: А от чего?
Ермакова: Ну, вы знаете, умирали они в течение 2-3 недель, очень трудно сказать, потому что у них был недоразвитый кишечник, причём некоторые крысята умирали, большей частью умирали в первые два-три дня после рождения.
Противники ГМО уверены: генетически измененные продукты отрицательно влияют на здоровье людей и могут вызывать онкологические заболевания. Но самое страшное: страдает репродуктивная функция… 

 Не только учёный мир, но и все страны условно разделены на два больших лагеря: противников и сторонников ГМО.
В некоторых странах Евросоюза продукты с содержанием ГМО запрещены полностью. В России выращивать ГМ растения нельзя, но можно использовать в пищу…
То, что мы едим последние 10 лет, скорее отрава, чем полноценная пища. Внедрение генно-модифицированных продуктов – это геноцид и преступление против нации.


Что пишут о здоровье